160321 Видеть дальше1События на востоке Украины показали, что даже танки старых типов, оснащенные хорошей тепловизионной камерой, как важным элементом системы управления огнем, представляют реальную силу. Развитие приборов тепловидения, т.е. наблюдения предметов не за счет отражения падающих на них электромагнитных волн (т.е. видимого света), а за счет регистрации прибором (он же «тепловизор») собственного излучения объекта является одним из важных направлений, напрямую связанных с повышением эффективности применения боевой техники на поле боя.

 

Для совершенствования своей бронетехники Украина стремиться воспользоваться потенциалом и возможностями сотрудничества с польскими партнерами. Лидирующая роль в этом вопросе на польском рынке принадлежит Промышленному центру оптики (PCO SA, Акционерное общество «РСО»). Именно поэтому редакция Defense Express решила уделить внимание работам, деятельности и опыту компании PCO SA по созданию и продвижению собственного высокотехнологического продукта.

 

О теории и практике

 

Ночное зрение дает огромное преимущество в бою. Достоверно известно, что фашистская Германия уже в 1934 г. создала электронно-оптический преобразователь света (ЭОП), который позволял наблюдать объекты ночью. Правда, это был не тепловизор в физическом понимании процесса, поскольку требовалась подсветка цели инфракрасным прожектором, но это был первый шаг к созданию тепловизионной техники. Германии впервые в мире в промышленных масштабах удалось наладить производство приборов, способных регистрировать инфракрасное излучение. К концу второй мировой войны Германия производила до 1000 таких приборов в месяц. Данные приборы устанавливались на танки PzKpfw V «Panther» («Пантера») и ночные истребители. Массированное боевое применение этих приборов со стороны немцев состоялось во время боев в Венгрии северо-восточнее и южнее озера Балатон.

 

Советский Союз разработкой приборов ночного видения занялся лишь после войны. В 1949 г. в Москве был создан Научно-исследовательский институт прикладной физики (НИИПФ, в последствии НПО «Орион»), который серьезно занялся созданием приборов ночного видения. Кроме того, научные школы данного направления были продублированы в Ленинграде, Новосибирске и Киеве. Результатом стало создание так называемых «активных» приборов ночного виденья, для работы которых, как и у немецких прицелов, требовалась подсветка цели ИК-прожектором. Такие ИК-прожекторы в современных условиях являются демаскирующими на поле боя. К тому же, такой активный ноктовизионный прицел позволяет измерять дистанцию до цели на удалении не более чем в 400-500 м, что явно недостаточно. Но именно такие устройства стоят на немодернизированных танках Т-72, Т-64, на БМП-1. Использование этой архаичной СУО для экипажа танка или боевой машины пехоты в ночное время является просто самоубийственным. А без включения ноктовизоров шансы на успех в бою еще ниже. Так как тогда в прицельные приспособления вообще ничего не видно…

 

Значение современных систем ночного видения особо показательно проявилось во время войны коалиционных сил с армией Ирака в 1991 г. Системы СУО с использованием «пассивных» электронно-оптических преобразователей и тепловизоров западных танков и БМП обеспечили им безусловную победу в ночных поединках над активными ноктовизорами, которыми оснащалась бронетехника Саддама Хусейна. Те же проблемы пришлось решать россиянам в 2008 г. в войне за Южную Осетию. Лишь небольшое число использованных грузинами в боях под Цхинвали танков Т-72 с тепловизионными камерами позволило им продержаться в начальный период. Следствием тех событий стала модернизация систем наблюдения всей российской бронетехники. Теперь эта проблема стала крайне актуальной для Вооруженных сил Украины.

 

Существует два больших класса тепловизоров: охлаждаемые (фотонные приемники) и неохлаждаемые (тепловые, на основе микроболометров и пироэлектриков). Тепловизоры с охлаждаемыми матрицами обладают существенными преимуществами по дальности обнаружения, распознавания и идентификации целей. Как минимум, их показатели в два-три раза лучше, нежели у неохлаждаемых. При этом стоимость охлаждаемых тепловизоров превышает стоимость неохлаждаемых также в два-три раза. Это вызвано тем, что у охлаждаемых тепловизоров необходимо производить глубокое охлаждение матрицы, что усложняет конструкцию. Обычно для этого применяют жидкий азот, холодильники Стирлинга или термоэлектрическое охлаждение. Типы инфракрасных приемников (или же тип матрицы) достаточно многочисленны, именно они определяют основные характеристики тепловизора. Матрицы производятся в ряде ведущих стран.

 

Цели и решения

 

«Пассивизация» прицельных и наблюдательных приспособлений в Войске Польском в настоящее время идет двумя путями. Во-первых, в рамках ремонтов старой бронетехники (БМП-1 и танки семейства Т-72) выполняется модернизация старых систем с ЭОП, требующими ИК-подсветки. Средства наблюдения перестают быть активными, тем самым, позволяя экипажам машин выживать в условиях боя. Правда, их характеристики отстают от характеристик новейших оптоэлектронных разработок в этой области, главным образом, из-за зависимости их дальности обнаружения от уровня освещенности в ночное время (в отличие от независящего от этого фактора тепловзиора). Во-вторых, на новой бронетехнике: танках PT-91 и Leopard 2A4/A5, а также БТР Rosomak используются новые тепловизионные камеры. Они относятся к I и II поколениям приспособлений данного класса и были импортированы или, максимум, были продуктом лицензионной сборки.

 

Принимая во внимание значительное отставание Польши в создании современных тепловизионных систем военного назначения, несколько лет назад в PCO SA стартовала «Программа тепловидения». Ее целью была сначала «полонизация», или «одомашнивание» лидерных зарубежных разработок в данной области, затем – создание собственных решений на основе освоения технологий и разворачивания отечественного серийного производства конкурентных изделий.

 

В основу деятельности был положен альянс и предыдущий опыт работы PCO SA и Военно-технической академии Польши.

 

Справка

Как известно, в 1976 г. предприятие PCO SA было выделено из состава Польского оптического завода. PCO SA должно было сосредоточиться на соединении классической оптики с достижениями лазерной и микропроцессорной техники. Важный импульс этому придало решение Технического комитета Варшавского Договора о модернизации основных танков T-55/55A и T-62. Одновременно в Польше, Чехословакии и СССР запустили программы по разработке и запуску в серийное производство новейших систем управления огнем. Затем начались работы по созданию СУО для танка Т-72. После выхода из Варшавского пакта Польша сделала ставку на отказ от советских технологий в пользу модернизации Т-72 своими силами, включая использование подсистем западного производства. Работы, начатые в июле 1991 г силами OBRUM, во взаимодействии с ZPS Bumar-Łabędy, PZL-Wola, PCO SA, Военно-технической академией, Военным техническим институтом вооружения и Военным институтом бронированной и автомобильной техники завершились в 1991 г. созданием трех прототипов танка РТ-91.

PCO SA совместно с Военно-технической академией разработал для этого проекта СУО Drawa с пассивным, ноктовизионным каналом ночного видения в прицеле наводчика танкового орудия, пассивным устройством для наблюдения командира танка POD-72 Liswarta и пассивным устройством для наблюдения для механика-водителя PNK-72 Radomka, а также систему оповещения о лазерном облучении Obra. В ходе этих работ было признано значительное превосходство камер западного производства с новейшими термовизионными технологиями. Но, как оказалось, закупить их было сложно. Западноевропейские страны были связаны условиями и ограничениями COCOM. Комитет этой организации не разрешал экспорт в страны восточного блока передовых технологий - даже после распада бывшего Варшавского Договора и СССР (организация COCOM существовала до 1995 г). Поэтому импортировать тепловизионные камеры из Голландии, как было собиралось Польша, не представилось возможным.

 

Особый шанс также давали и офсетные решения, связанные с программой создания бронетранспортера Rosomak и предусматривающее трансферт ряда технологий. Закупка в 2003 г министерством национальной обороны Республики Польша (МНО) 690 колесных БТР, а также 319 башен OTO Melara Hitfist-30P (в 2009 г. заказ увеличен до 359 шт.) была очередной возможностью технологического развития PCO SA. В офсетном договоре, а именно - в Дополнении 2, была гарантирована передача итальянцами технологии производства конкретных элементов СУО DNRS-288, а также монтажа, интеграции и испытаний этого приспособления, равно как и подготовки соответствующего польского персонала. Компенсационная трансакция предусматривала также безвозвратную передачу оборудования и всего необходимого для возможности запуска соответствующего производства и сертификации продукции с предварительными тестами. Существенным элементом договора было обязательство итальянцев безвозмездно передать технологию производства отдельных элементов тепловизионной камеры второго поколения, взаимодействующей с СУО DNRS-288.

 

После подписания договора, как с сожалением отмечали польские специалисты, итальянцы не стремились выполнять свои обязательства, особенно в части закупки элементов камеры и прицельной системы для других польских программ, за рамками «россомаковской», хотя это также предусматривалось офсетным договором. По-прежнему существовал риск, что после доставки последней башни производство на SKO прекратится. Так обычно завершался офсет и на других польских оборонных фирмах. Руководство варшавского объединения, однако, использовало полученный опыт и контрольно-измерительную аппаратуру для развития собственной программы тепловидения. Также на эти цели были потрачены значительные суммы, исчислявшиеся десятками миллионами злотых. Они были направлены на создание новейших лабораторий и машины для производства элементов профессиональной оптики. Итог – вПольше появились продукты, входящие в число мировых достижений, готовые к использованию сразу в нескольких программах бронетехники.

 

Ставка на свое

 

Полученный опыт наряду с приобретением технологии производства СУО DNRS 288 позволил в 2007 г. вместе с Варшавской Военно-технической академией (WAT) начать программу создания будущей универсальной оптоэлектронной платформы для наземного транспорта и воздушных судов, с термальной камерой нового поколения. Программа предусматривала совместную разработку и запуск на PCO SA производства современных тепловизионных модулей на охлаждаемых и неохлаждаемых матрицах для целого семейства прицельно-наблюдательных приспособлений и систем. Соглашение также предусматривало, что предприятие будет привлекать к работам наиболее одаренных инженеров-конструкторов. Отличившиеся студенты WAT направлялись на стажировку в PCO SA. Одновременно оба партнера стремились создать систему, которая бы поддержала отечественную промышленность, по типу того, как это делается в США, Германии, Великобритании или Франции. Система должна была стимулировать руководителей военного ведомства к закупкам собственного продукта. Спросу на продукцию РСО содействовало участие польских солдат в войне в Афганистане - особенно в части поставок индивидуальных ночных монокуляров MU-3 (аналог американского AN/PVS-14) и прицелов Bazalt.

 

В 2008 г. во взаимодействии с WAT на PCO SA был разработан демонстратор тепловизионной камеры с матричным фотонным детектором. Также были созданы прототипы термовизионных прицелов CTS-1. На их базе создали тепловизионный прицел для стрелкового вооружения Rubin, в итоге закупленный МНО. Полученный опыт проектирования прицелов для стрелкового вооружения использовали при создании тепловизионного прицела для ПЗРК Grom. В этом случае – с участием Telesystem-Mesko. В 2011 г. компания PCO SA начала самостоятельную разработку тепловизионных камер полностью собственной конструкции, основанных на использовании охлаждаемых и неохлаждаемых детекторов. Созданная тогда команда разработала камеры с разрешением 384x288 и 640x512 пикселей, работающие в диапазоне волн длиной 3÷5 μm, к которым относятся средневолновые камеры семейства KMW-1, KMW-2 и KMW-3. Равно как и камеры, использующие охлаждаемые детекторы с разрешением 640x512 пикселей, работающие в диапазоне волн 8÷12μm (KLW-1 «Астерия»), средневолновые камеры с разрешением 640x512 пикселей, установленные в стабилизированной оптоэлектронной головке GOC-1, длинноволновые камеры с разрешением 640x512 пикселей в оптоэлектронной стабилизированной головке GOD-1, а также два решения для создания камер, основанных на неохлаждаемом детекторе с разрешением 640x480 пикселей. По качеству и параметрам эти камеры ничем не уступают западным аналогам, которые производятся в США, Германии, Франции, Италии, но превосходят их по цене. Польские системы покупать выгоднее.

 

Имеющийся потенциал PCO SA в создании оптоэлектронных систем на данном этапе используется для модернизации польской бронетехники. В частности, это касается башен БТР Rosomak, «полонизации» танков Leopard, модернизации танков семейства T-72, работ по созданию польской необитаемой башни.

 

Rosomak. Выпускаемая PCO SA тепловизионная камера III-го поколения KLW-1 Asteria была разработана для оснащения башни БТР Rosomak. Она должна заменить ранее выпускавшуюся по лицензии Galileo Avionica тепловизионную камеру II-го поколения Tilde, входящую в состав СУО этой машины. В планы PCO SA по «Росомаку», если это поддержит польское МНО, входит разработка панорамной системы наблюдения с дневной и тепловизионной камерами, что позволит скрытно осуществлять круговой обзор без необходимости задействовать прицел наводчика.

 

Пандур Польша 1

Имеющийся потенциал PCO SA в создании оптоэлектронных систем на данном этапе используется для модернизации польской бронетехники – в частности, это касается башен БТР Rosomak (на фото).


Leopard. После очередной закупки Польшей в 2014 г. немецких танков Leopard 2, ее Сухопутные войска располагают 142 машинами типа A4 и 105 A5. Хотя их техническое состояние в целом оценивается как хорошее, запланировано проведение модернизации устаревших прицельно-наблюдательных систем. Танки Leopard 2A4 выпущены в 1985-1987 гг. Они оснащены камерами того же класса, что и танки PT-91Twardy с СУО Drawa T (оснащалась израильской тепловизионнрой камерой 1-го поколения TES (Thermal Elbow Sight). Оптический перископ не имеет лазерного дальномера, а командир не имеет возможности вести наблюдение в ночное время. Физическое старение ограничивает возможности танков в части дальности обнаружения и поражения целей. Модернизации требует также СУО танков серии 2A5, произведенных в середине 1990-х гг. PCO SA также заменит прицелы и камеры у наводчика. В комплексе по результату эти работы сопоставимы разве что с изменениями в возможностях авиатехники между первой и второй мировыми войнами.

 

Twardy. В 2014 г. PCO SA завершила программу испытаний модифицированной версии СУО Drawa, основанную на выпускаемой компанией тепловизионной камере нового поколения – так как большинство установленных в 1990-х гг. СУО Drawa уже вышли из строя и требуют ремонта. Результаты испытаний были настолько высокими, что Инспекторат поддержки Минобороны принял решение сразу закупить проверявшуюся систему и еще две дополнительно. Они пойдут на оснащение РT-91 Twardy первой серии, не имеющих тепловизионных камер. Представители PCO SA считают, что МО будет закупать очередные модернизационные комплекты. В арсенале армии – 232 танка РТ-91 Twardy. Что показательно – устройство отработано до такой степени, что его можно монтировать даже в строевых частях.

 

Танки польша 1

Танки из состава Сухопутных войск ВС Республики Польша, которые по программе модернизации могут получить новые оптоэлектронные системы разработки и производства компании PCO SA (РТ-91 Twardy – справа, Leopard 2A4 – по центру, Leopard 2A5 – слева)

 

T-72. Несколько сот таких танков имеется в войсках и в мобилизационном резерве Войска Польского. Руководство военного ведомства этой страны рассматривает варианты их модернизации с использованием продукции компании PCO SA. Так как соотношение «эффектность-стоимость» в этом случае является действительно оптимальным.

 

Украинская ниша

 

ГК «Укроборонпром» заинтересован использовать польские наработки для модернизации БМП-1, Т-64 и Т-72. Первый вариант заключается в переделке штатных ночных приборов наблюдении и прицеливания командира, наводчика и механика в такие, которые более не требуют для работы ночью использования ИК-подсветки. Причем возможности усовершенствованных приборов (по польской терминологии - «пасивированных») с установкой современных ЭОП значительно возрастают. Так, дальность видения в ночных условиях в модернизированном «пасивированном» перископе наблюдения командира ТКН-3Z по сравнению со штатным ТКН-3, требующим подсветки ИК-прожектором, возросла до 750 метров по сравнению с 250 м. У оператора пушки БМП-1 с модернизированным наблюдательно-прицельным устройством 1ПН22MZ по сравнению со штатным «активным» 1ПН22 дальности видения в ночных условиях возросла с 400 м до 1900 м. Их монтаж осуществляется без вмешательства в конструкцию машины и его можно проводить на ремонтных заводах. Обслуживание современных приборов не требует дополнительного обучения экипажа.

 

ПУБЛІКАЦІЯ ПО ТЕМІ: УКРАЇНСЬКО-ПОЛЬСЬКЕ ВТС: ПОТЕНЦІАЛ ТА ВИКЛИКИ

 

Но главной изюминкой предложений польской компании РСО SA является установка на танки Т-64 и Т-72 вместо штатного ночного прицела наводчика на то же место нового прицела на базе оптоэлектронного комплекта с использованием как оптического, так и инфракрасного каналов на базе камеры KLW-1 «Астерия». Инфракрасная камера KLW-1 «Астерия» работает на длине волны 7,7 ÷ 9.3 мкм и оснащена матрицей третьего поколения с охлаждением. Разрешение матрицы – 640x512 пикселей (размер пикселя 15x15 мкм). Камера имеет два объектива для узкого и широкого поля - соответственно 3°х2,25° и 10°х8°. В узком поле зрения камера обеспечивает обнаружение целей размером 2,3х2,3 м на дальности более 9000 м, их распознавание и идентификацию, соответственно, на расстояниях более 4000 м и 2100 м. Для широкого поля зрения эти показатели составляют более 4000 м, более 1000 м и 700 м. Камера «Астерия» весит 9 кг, имеет размер 179х149х362 мм имеет корпус военного стандарта и способна работать в диапазоне температур от -30 ° C до 55 ° C.

 

IMG 2

 PCО фото 1 1

Главной изюминкой предложений компании РСО SA потенциальным украинским потребителям является установка на танки Т-64 и Т-72 вместо штатного ночного прицела наводчика на то же место нового прицела на базе оптоэлектронного комплекта с использованием как оптического, так и инфракрасного каналов на базе камеры KLW-1 «Астерия»

 

Для камеры в РСО SA были разработаны специальные электронные «пакеты», алгоритмы обработки и фильтрации изображения с двух каналов зрения (оптического и телевизионного), с ручным или автоматическим регулированием резкости. Все это обеспечивает получение интегрированного изображения без шумов и искажений, может быть увеличена контрастность и четкость для того, чтобы выделить важные детали. Причем это может делать не только наводчик, но и командир, у которого также есть выносной монитор, аналогичный тому, который размещен у наводчика.

 

РСО SA – в случае положительного решения украинской стороны реализовать совместный проект по модернизации украинской бронетехники – готова передать коллегам весь спектр работ, связанный со сборкой, установкой, наладкой и сервисным обслуживанием этих систем. Главным партнером РСО SA в этом проекте может стать Житомирский бронетанковый завод, который имеет задачу по модернизации значительного количества БМП. Взаимодействие с РСО SA может быть распространено также и на совместное производство тепловизоров для пехотинцев.

 

Владимир ТКАЧ, Defense Express

 

Статью опубликовано в журнале «DEFENSEEXPRESS» №12 за 2015 год

 

! При використанні вмісту сайту обов’язковим є активне гіперпосилання на defence-ua.com, що не закрите від індексації пошуковими системами

Переклад

ukarzh-TWenfrdeitptrues